9

Deadlock: пленум ВС пояснил, когда корпоративный конфликт ведет к ликвидации фирмы

«Pravo.ru»

В ходе прошедшего на прошлой неделе Пленума Верховного суда РФ обсудили проект постановления о применении части первой Гражданского кодекса (ГК). Наряду со множеством спорных вопросов правоприменения, возникших в связи с последними поправками в ГК, в объёмном документе – 136 пунктов на 47 страницах – коснулись и конфликтов, парализующих работу компании – так называемых «дедлоках». О том, что делать в этой ситуации и поможет ли суд выйти из управленческого тупика – в материале Право.Ru.

Как зайти в тупик

Что происходит с компанией, где каждый из двух владельцев имеет 50 % доли в уставном капитале и разные мнения по поводу стратегии построения светлого будущего фирмы? Тупик в управлении корпорацией, или так называемый «дедлок» – достаточно частая ситуация для корпоративного права, самым банальным разрешением которой становится, пожалуй, разделение бизнеса – каждый остается при своём.

Возникают управленческие тупики, как правило, от недальновидности – бизнес-партнеры, как супруги, нередко рассчитывают, что серьёзных разногласий удастся избежать, и сторонятся «брачного контракта» – корпоративного договора, в котором оговаривался бы порядок действий в сложной ситуации и варианты выхода из бизнеса. И хотя предвидеть возможный конфликт всегда проще, чем пытаться разрешить его в его острой фазе, часто право остается единственным средством решения проблемы.

Если друг оказался вдруг…

Существует целый ряд способов выхода из тупиковой ситуации. Помимо введения в совет директоров независимых директоров и использования примирительных (согласительных) процедур, одним из способов разрешения тупиковой ситуации является выкуп акций (долей в уставном капитале) одной стороной по требованию другой. Реализуют это разными способами, сравнительно недавно пришедшими в Россию из английского права.

«Русская рулетка» (russian roulette) – при возникновении тупиковой ситуации каждый из участников корпоративного договора имеет право направить другому участнику предложение о выкупе половины уставного капитала с указанием цены. Другой участник, соответственно, может либо продать свою долю по названной цене, либо потребовать, чтобы по той же самой цене доля была приобретена у него.

«Техасская перестрелка» (texas shoot-out) – каждая из сторон направляет независимому медиатору запечатанное предложение цены, по которой она готова приобрести долю другой стороны. Конверты вскрываются одновременно, после чего выигрывает заявка с наибольшей ценой. Лицо, подавшее такую заявку, обязано купить, а другая сторона – продать свои акции по указанной цене.

«Голландский аукцион» (dutch auction) – вариант техасской перестрелки. Стороны в предложениях указывают минимальную цену, за которую они готовы продать свою долю в компании. Сторона, предложившая большую цену, получает право выкупить долю другой стороны по цене, указанной в ее предложении.

Оставить дело на суд

Для случаев, когда корпоративного контракта стороны не заключали, есть другие возможности разрешения конфликта.

Во-первых, участник может выйти из общества, получив стоимость своей доли – правда, только если подобный вариант предусмотрен уставом компании. И это, пожалуй, самый неосложнённый сценарий.

По поводу других возможных действий – исключении участника из общества и ликвидации фирмы – высказались в Верховном Суде РФ (с полным текстом постановления Пленума можно ознакомиться здесь >>). При «дедлоке» возможно предъявление требования о ликвидации компании, правда сам конфликт должен быть таким, при котором «злоупотребления допускались всеми участниками» фирмы (п. 29), сказано в постановлении. Одновременно при такой ситуации запрещено удовлетворение иска одного из участников об исключении другого (п. 35).

Исключение участника из общества в случае, если развитию конфликта способствовали действия участника корпорации, после 1 сентября 2014 года стало возможна не только для ООО, но и для непубличного акционерного общества.

В обзоре практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с исключением участника из общества с ограниченной ответственностью, сделанном в Информационном письме Президиума ВАС РФ от 24.05.2012 N 151, указывалось, что необходимым условием для этого должны являться такие действия, которые причинили обществу значительный вред и (или) сделали невозможной деятельность общества либо существенно ее затруднили, повлекли для него заведомо значительные неблагоприятные последствия. В свою очередь, ВАС РФ было установлено, что исключение из общества с ограниченной ответственностью участника, обладающего долей в размере более 50 % уставного капитала общества, возможно только если участники общества в соответствии с его уставом не имеют права свободного выхода из общества, напоминает Павел Герасимов, партнёр юридического бюро «Падва и Эпштейн».

«При рассмотрении вопросов об исключении участника из общества, многое зависит от толкования тех или иных действий участников, признавать их существенными или нет, т.е. в итоге – от внутреннего убеждения суда. Это является наиболее сложным предметом доказывания по такого рода корпоративным конфликтам», – отмечает Герасимов.

Пожалуй, самые значительные проблемы вызывает попытка ликвидации компании – случай, достаточно часто встречающийся в зарубежной практике. При этом оставшееся после расчета с кредиторами имущество делят между участниками, отмечает Forbes. Соответствующая возможность в российском праве прописана в подп. 5 п. 3 ст. 61 ГК РФ.

Однако на деле это не всегда оборачивается благом: «Норма закона о ликвидации компании по иску учредителя (участника), в случаях, предусмотренных пп.5 п.3 ст. 61 ГК РФ, одновременно является и инструментом разрешения сложных корпоративных конфликтов и лазейкой для недобросовестного давления на бизнес со стороны его участников, – комментирует ситуацию заместитель руководителя Московской коллеги адвокатов «Талион» адвокат Александр Гурин. По его словам, указанная норма применяется нечасто, так как воспользоваться ей можно только в крайнем случае, когда все иные способы разрешения конфликта исчерпаны или их применение невозможно.

Напомним, в соответствии с п. 3 ст. 61 ГК РФ, юридическое лицо ликвидируется по решению суда по иску учредителя (участника) юридического лица в случае невозможности достижения целей, ради которых оно создано, в том числе в случае, если осуществление деятельности юридического лица становится невозможным или существенно затрудняется.

Пример безрезультативной попытки воспользоваться данной нормой – дело №А40-168939/14, рассмотренное в АС г.Москвы и обжалованное в 9 ААС, напоминает Гурин. В рамках дела истец намеревался добиться ликвидации компании ОАО «ОРГПРИМТВЕРДОСПЛАВ» на основании того, что ОАО не выполняет обязательства перед акционерами и третьими лицами. Однако вскоре стало очевидно, что просто так суд заявленные требования не удовлетворит: необходимо представить исчерпывающие доказательства невозможности дальнейшего сотрудничества. 9 ААС в удовлетворении иска о ликвидации общества и назначении ликвидатора отказал, сочтя, что истец не представил никаких доказательств наличия условий, предусмотренных пп.5 п. 3 ст. 61 ГК РФ – общество являлось фактически действующим юридическим лицом, а факт платежеспособности общества истец не отрицал.. Также суд не обнаружил в действиях общества неустранимых нарушений действующего законодательства.
Как отмечает Гурин, Пункт 29 Проекта Постановления пленума ВС РФ «О некоторых вопросах применения общих положений части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» указывает на особенности применения нормы, ограничивая возможности иного её толкования.

В целом, хотя обращение в суд остается крайним способом разрешения конфликта в патовых ситуациях, когда существует прямая угроза деятельности компании, способ этот часто неэффективен, констатирует Евгений Корчаго, председатель коллегии адвокатов «Старинский, Корчаго и партнеры». «Суды в подобных конфликтах как правило не могут принять решение в чью-либо пользу», – полагает он.

По словам Евгения Корчаго, типичным исходом «тупиковых» конфликтов становилось фактическое прекращение бизнес-процессов в компании, при том, что de jure юридическое лицо продолжало существовать. «В подобной ситуации возможность принятия судом решения о принудительной ликвидации таких организаций, выглядит рациональной инициативой. Немаловажным в ситуациях таких конфликтов является установление запрета на удовлетворение иска одного из участников на исключение другого. Данный запрет позволит если не исключить, то максимально ограничить возможные злоупотребления со стороны недобросовестных участников корпоративного конфликта», – отмечает адвокат.

Напомним, что по итогам заседания проект постановления Пленума отправили на доработку. Ожидается, что он будет принят до конца июня.