Udachniy Brak1

Добровольно-принудительный союз

Известия

Инициатива о приравнивании сожительства к браку вызвала неоднозначную реакцию в обществе. Сторонники этой идеи уверены, что штамп в паспорте перестал быть обязательным для создания семьи, а фактическое проживание двух людей после пяти лет должно быть юридически оформлено. В частности, имущество, приобретенное за годы длительного сожительства, должно считаться совместно нажитым. Впрочем, такая идея по нраву не всем. Противники считают, что признание незарегистрированных союзов на государственном уровне создает опасный прецедент и рушит основы традиционных семейных ценностей. Портал iz.ru собрал мнения политиков, общественников и представителей Церкви по чувствительному брачному вопросу.
Политики
Сенатор Антон Беляков, автор законопроекта:

«Так же как и в большинстве зарубежных стран, наши соотечественники не считают штамп в паспорте необходимым условием для создания полноценной семьи. Такие гражданские отношения — это новый институт, который должен быть признан таковым и подлежать защите со стороны государства».
Председатель комиссии Совета Федерации по совершенствованию семейного кодекса Елена Мизулина:

«Нельзя относиться к браку, семье и разводам с такой легкостью. Фактический брак очень неустойчивый, порождает много семейно-правовых споров. Кроме того, еще одно следствие фактических браков — рост беспризорности, безнадзорности. Для России, особенно в условиях политической борьбы, которая ведется с нашей страной, ослабление института брака и семьи — это удар по общественной и государственной стабильности. Такие инициативы — это вредительство. Если мы хотим нанести вред России, то давайте примем такой закон. Но если вы считаете себя не на словах, а на деле гражданами России, патриотами, то нельзя принимать такой закон».

Зампредседателя комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина:
«Я считаю, что есть законный брак. Вступать в него должны добровольно. А приравнивать и автоматически считать его заключенным — ну совершенно лишняя инициатива. И потом, в суде представьте: она доказывает, что сожительствуют не пять лет, а четыре с половиной года. А он наоборот доказывает.

Считаю правильным не вторгаться законодательно в эту область, потому что если взрослые люди хотят заключить брак, они это сделают. А если не хотят, то законодатель обязывать не должен. Как быть, если у них свободные отношения? Например, она пять лет сожительствует с двумя мужчинами или он шесть лет сожительствует с тремя женщинами. Пара, может, знает и закрывает глаза, а может, и не знает об адюльтере. Как будем приравнивать к браку в этой ситуации? С которой из пар?»
Первый зампред комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Ольга Окунева:

«Это неприемлемо и противоречит традициям, которые есть в России. Принятие такого проекта закона невозможно. У нас есть утвержденная правительством концепция семейной политики. Хотелось бы напомнить, что к традиционным семейным ценностям, которые провозглашены этой концепцией, относятся ценности брака. И брак там понимается как союз мужчины и женщины, который основан на государственной регистрации в загсе, который осуществляется с целью создания семьи. Это осознанный выбор двух людей. Он основан на взаимоуважении друг к другу».

Член комитета Совета Федерации по социальной политике Валентина Петренко:

«Эта инициатива разрушает институт семьи как таковой и не способствует укреплению семейных отношений, пониманию, что такое семья, ответственности родителей и, самое главное, ответственности перед детьми, когда они есть. <…> Хочется задать вопрос: а сейчас что мешает создать семью и официально вступить в брак? У нас есть система, которая позволяет это делать. Если бы говорили, что нет института семьи, тогда мы могли бы рассматривать подобные инициативы»

Общественные деятели
Член Общественной палаты России по защите семьи, материнства и детства Элла Жгутова:
«Наши субъекты законотворчества очень часто пытаются привести к законным нормам то, что существует как порочная практика общества. У нас, насколько я понимаю, регистрируется меньше половины так называемых сожительств. Для нас гораздо важнее думать о детях. Ответственность отца, который часто уходит от семьи, вряд ли повысится, если его заставят делить имущество. Закон направлен именно на дележку имущества, вопрос не должен так стоять, ответственность не должна быть материально мотивирована. Мы должны говорить о семейных традиционных ценностях. Это очень плохая тенденция, узаконить порочную практику — это всегда вопрос тактической выгоды и стратегического проигрыша».

Председатель Союза женщин России, член Совета Федерации Екатерина Лахова:
«По факту в России много семей, которые живут в таком «фактическом браке», а потом, когда расходятся, ребенок и женщина ничего не могут получить. Насколько законопроект правильный и обоснованный, нужно посмотреть. Проблему нужно обсуждать с разных сторон: с юридической, общественной и, конечно, с участием наших основных конфессий, которые выступают за семейные ценности».

Представители РПЦ
Зампред Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Московского патриархата Вахтанг Кипшидзе:

«Мы изучаем данную законотворческую инициативу, полагаем, что необходимо ознакомиться с текстом предложенного сенатором Беляковым законопроекта. Проблема кризиса семейных ценностей является актуальной, и необходимы комплексные решения в данной сфере, которые позволили бы укрепить роль семьи в обществе, повысить ответственность мужчин и женщин, вступающих в брак, а также препятствовать разводам, которые нередко случаются в первые годы семейной жизни. Насколько соответствует данное предложение тем целям, о которых я сейчас сказал, предстоит определить в ходе его более детального изучения».

 

Протоиерей Всеволод Чаплин:

«Нужно делать всё, чтобы полноценный брак у нас утверждался, причем чтобы люди не боялись вступать в брак достаточно рано, не откладывая до 25, 30 лет и далее. Но эта мера [приравнивание сожительства к браку] всё равно хороша, все-таки если мужчина и женщина много лет вместе, они должны заботиться друг о друге и побуждаться, подталкиваться обществом к тому, чтобы некая ответственность друг за друга у них была».

Протоиерей Александр Ильяшенко:

«Я не вижу ни одного положительного последствия этого решения. Подобные предложения только нивелируют ценность зарегистрированного и признанного государством брака и принижают роль государства в этом вопросе. Такой подход кажется абсолютно механическим.

Мне непонятно, как видят реализацию этой инициативы в жизни. Мужчина и женщина прожили без регистрации брака более пяти лет. Представим, что супруг умер. Это означает, что его сожительница наследует всё имущество? А если он официально не разводился со своей женой до этого? Или у него есть дети от другого брака? Или он параллельно жил пять лет с двумя женщинами? А если пяти лет не прошло, это была мимолетная связь, а женщина утверждает обратное, да еще и находит «подходящих» свидетелей?»

Юристы
Адвокат, кандидат юридических наук Оксана Филачева:

«Если люди сожительствуют и ведут общее хозяйство десятилетиями, так или иначе ущемляются права одного из супругов. На моей практике был случай, когда люди жили вместе 10 лет, при этом у них было несколько детей, до того как они оформили брачные отношения. А вот когда они начали разводиться, разделу подлежало только то имущество, которое нажито в браке. И то, судьи его пополам не поделили, потому что период, когда супруги были в браке, по их мнению, был очень маленький. Получилось, что один из супругов был ущемлен. Считаю, что в данном случае у нас ситуация назрела. Всё зависит от того, какие будут формулировки. На самом деле это мировой опыт: и Европа, и Америка давно пошли по этому пути. К примеру, в США факт совместного проживания подтверждает факт оплаты счета совместного жилья или наличие общего банковского счета.

Эта инициатива своевременная, потому что права многих ущемляются, когда не учитывается период совместного проживания — сожительства. Правда, есть палка о двух концах, когда, например, супруг живет на две семьи. Вопрос в том, что вторая семья будет претендовать на имущество, которое нажито супругами в зарегистрированном браке. Это нюансы, и каждый случай индивидуален».

Управляющий партнер КА «Старинский, Корчаго и партнеры» Владимир Старинский:

«Подобные инициативы обсуждаются достаточно давно, так как в России большой процент пар живут вместе, не регистрируя отношения. На практике проблемы возникают тогда, когда сожители приобретают имущество. Особенно это касается недвижимости. Часто вносятся общие деньги, например, если речь идет о ежемесячных платежах, но недвижимость в итоге всегда остается за тем, на кого была оформлена ипотека. Доказать, что деньги вносились общие, практически невозможно. Однако к инициативе возникают вопросы касательно того, как будет устанавливаться продолжительность гражданского брака. Скорее всего, речь будет идти о свидетельских показаниях, договорах аренды и т.д. В целом такое предложение вполне реализуемо».