«Это хуже АУЕ» Офники забивают толпой одного ради лайков в Сети

Только за последние полгода несколько раз малолетки толпой избивали беспомощных людей. Некоторые подростки состояли в сообществе околофутбольных фанатов, или офников. На этапе формирования субкультуры офники отстаивали честь своей команды, однако сейчас их цель — самоутвердиться при помощи драки, футбол здесь больше ни при чем.

Если раньше заранее оговоренные встречи между фанатами проходили в лесу или спортзале, то сегодня обычные школьники исподтишка нападают на тех, кто слабее. Унижения они снимают на камеру и выкладывают в Сеть ради лайков.

«Меня предал лучший друг»

Екатерина Фетисова из Смоленска воспитывает 15-летнего сына Дениса. Двадцать шестого сентября на него напали в парке четверо ровесников — повалили на землю, били ногами по голове, а потом скрылись. События того вечера Екатерина знает в подробностях: один из нападавших снимал расправу на камеру, а потом показал маме избитого.

Организованные «забивы» среди околофутбольных фанатов. Скриншот со страницы группы «Отбитый офник» в социальной сети.
«Денис дружил с мальчиком по имени Влад. Дружили крепко, но один раз поругались. Влад хотел собрать команду, чтобы моего сына побить, о чем Денис меня предупреждал. Я полагаю, что у них произошел конфликт из-за девочки — она нравилась обоим. В целом обычная ситуация, но никто не ожидал, что дети решат ее так гнусно», — объясняет Фетисова.

Однажды вечером, рассказывает она, та девочка позвонила Денису и позвала прогуляться. Мальчик радостно согласился. Встречу назначили в парке. Подружка завела его туда, где ничего не подозревавшего Дениса поджидала группа сверстников. Без каких-либо разговоров его избили толпой.

«Сын дома сразу рассказал, что произошло. Обидчиков знал шапочно — все из одного района, лица знакомые, но не общались. Опознал сын только одного парня, который всю драку снимал на телефон. Это был его лучший друг Влад…» — делится подробностями Екатерина.

Она с мужем отправилась домой к тому «другу», чтобы вместе поехать в отделение полиции. Мальчик же стал просить ее этого не делать: дескать, несколько дней назад у него состоялся суд — по обвинению в краже. «Так и сказал: «Мне в полицию совсем нельзя, пожалуйста!» Тогда — к отцу, говорю. Оказалось, что отца он боялся еще больше, чем суд, поэтому умолял его не выдавать», — продолжает мать пострадавшего.

Испугавшись ответственности, Влад скинул ей видеозапись — в качестве доказательства, что сам он Дениса не трогал. Так Екатерина увидела, что сначала ее сына избивали втроем, а потом присоединился четвертый, самый жестокий — он буквально прыгал у подростка на голове. Мать пострадавшего школьника уточняет, что Влад «слил» поименно всех товарищей. Следом нашли второго участника — Сашу.

«Поехали с ним в полицию, написали заявление. Мальчика допросили и отпустили. Я все спрашивала, зачем они это делали? Ответа не было. Видео он мне тоже скинул, да еще и с издевками — заявил, мол, скажите спасибо, что нас было мало, а то ваш сын вообще бы не встал. Никаких извинений. Это хуже, чем АУЕ», — разводит руками Фетисова.

Но больше всего ее волнует психологическое состояние сына. По ее словам, он долго не мог понять, как Влад, лучший друг, мог предать. А еще у парня сильное сотрясение головного мозга, поэтому теперь у него периодически идет кровь из носа. «Мы очень боимся за последствия. Несколько лет назад сыну в онкоцентре делали операцию по удалению части почки. Теперь, после таких ударов, даже боюсь подумать о последствиях. Опухоль может вновь начать расти», — переживает мать.

Следственный комитет организовал проверку, участников конфликта допросили. Екатерина тем временем нашла страницы мальчиков в соцсетях и обратила внимание на то, что всех их объединяет одна группа — околофутбольной направленности. «Их еще называют офниками. Влад рассказывал сыну, что они так часто делают: ищут слабых и бьют толпой. Я отыскала ролики, где они унижали других людей, как моего Дениса. Такие вот увлечения», — сетует она.

Сейчас все группы удалены, страницы заблокированы, однако Фетисова и ее подруги успели сделать скриншоты, которые, уверена она, обязательно помогут делу дойти до суда.

Набор в контору

Субкультура офников зародилась еще в 1970-е на основе движения скинхедов, но особую популярность в России приобрела после выхода на экраны фильма «Околофутбола» в 2013 году. Идеология с годами менялась, возраст участников снижался. С трибун стадионов фанаты все больше перемещались в соцсети. Названия у их сообществ характерные: «Убитый офник» или «Разбитый…», «Лесной…», «Злой…», «Молодой…» и тому подобное.

Одинцовские хулиганы. Скриншот со страницы группы «Отбитый офник» в социальной сети.

Еще один популярный вид сообщений — объявления о наборе в фанатский клуб или в «контору».

Приглашают преимущественно несовершеннолетних. К примеру: «Всем добра. Идет набор, 13-16 лет, контора представлена от Мытищ и до Сергиева Посада, потом до Москвы. Писать мне в лс». Внизу — эмблема той самой «конторы» с черепом и надписями на старославянском языке вперемешку с ненормативной лексикой. Среди офников есть и девушки. Как правило, никаких скидок в драках им не предоставляется.

Руководитель группы Максим Волк создал сообщество еще в середине 2000-х, когда сам был околофутбольным фанатом.

Он рассказал РИА Новости, что за 15 лет субкультура изменилась до неузнаваемости: «Если раньше в «конторах» были крепко сложенные парни, любители спорта и здорового образа жизни, то сегодня у офников в моде распитие алкоголя, курение, хулиганство — типа расписать автомобиль сотрудника полиции бранными словами».

«Все это мода, хайп, как сейчас говорят. Раньше «околофутбол» развивался так: есть клуб, и у него обязательно есть фанаты. Невозможно представить футбол без них — не будет красочного шоу, интриг, только скука. У каждого клуба свои враги. С кем-то можно вести мирные договоры, с кем-то нет. Поэтому драки — неизменный атрибут футбола. Даже когда команда проигрывает, фанаты в бою отстаивают ее честь. Но раньше были только договоренные драки, люди шли на риск осознанно, были подготовленными», — объясняет он на пальцах.

Сегодня, по словам Волка, истинные фанаты редко встречаются в Сети, хотя прежде целевая аудитория состояла только из них. Школьники же об «околофутболе» имеют весьма отвлеченное представление, полагает он.
«Сейчас совсем другие типажи пошли: для них важнее сделать красивое провокационное фото. Например, большинство «стариков», которые фанатеют за свой клуб, — язычники, а проще сказать — нацисты. Сейчас модно говорить, что ты язычник. О том, что в свои времена они приносили в жертву людей, младенцев, молодежь даже не знает. Они используют руны на логотипах, а в смысл не вникают: где руна смерти, где добра? Сделали гравировку на амулете, надели на шею и гордятся, что они в теме. Делают селфи, твердят на каждом углу: «Мы язычники». Им не надо вдаваться в подробности, ведь все просто ради лайков — это самое главное», — констатирует Волк.

Модных веяний много. «Модно пить пиво на камеру, быть плохим, модно даже лицо замазать, черными полосами закрыть глаза на фото, словно ты преступник, — перечисляет бывший фанат. — Увидели у кого-то — и погнали».

Стремление публиковать в соцсетях хайповый контент толкает в том числе и на издевательства, в особенности над слабыми. «Раньше не били слабых. Слабый — значит уже «мертвый». И это беспроигрышный вариант — обязательно получится зрелищно. Можно не заниматься спортом, не прилагать усилия. Ни о какой идеологии больше нет речи, только лайки и просмотры», — признает Волк.
Использовать как полагается

Футбольные фанаты неоднократно принимали участие в различных политических и коммерческих акциях, в митингах. Но, как утверждают общественники, речь идет о взрослых — 20-25-летних, тех, кто действует осознанно. А юные офники становятся жертвой чужих интересов, ничего не подозревая. Руководитель направления по декриминализации подростков в Союзе добровольцев России Анастасия Ковалева рассказала РИА Новости, что в каждом регионе субкультура офников представлена по-своему. Где-то молодежь устраивает избиения и снимает это на камеру. В других городах активисты находили целые группы околофутбольщиков, занимавшихся вымогательством. Кроме того, не стоит забывать про те самые «конторы», которые работают тоже не бесплатно.

«Тот, кто хочет заработать, поставляет клиента, а «контора» отжимает у него деньги. Однако самая популярная история — бои. Этот вид бизнеса организован взрослыми: чтобы собрать два автобуса, делать ставки, вести стримы, не хватит организаторских способностей школьников. Так подростковую агрессию монетизируют. Дети думают, что находятся в клане с общей идеологией, но не понимают, что их просто используют как мясо», — разъясняет Ковалева.

Как правило, найти организаторов «забивов» крайне сложно, уточняет она. Но не стоит думать, что дети не понимают, какая их ждет ответственность.

Организованные «забивы» среди околофутбольных фанатов. Скриншот со страницы группы «Отбитый Офник» в социальной сети.

«Они знают и о нарушении закона, и о криминальном подтексте. Если говорить об организованных выездах в лес целыми автобусами, там даже престижно выиграть бой, иметь проблемы с правоохранительными органами», — заключает Ковалева.

Пробежаться по подпискам

В МВД России не ведут отдельную статистику по подросткам, принадлежащим субкультуре офников. Однако с 2010 года Центр противодействия экстремизму (ЦПЭ МВД) работает с околофутбольными течениями и держит наиболее отличившихся «на карандаше». При этом к несовершеннолетним, которые только прикрываются фанатским движением, внимание особое.

Член Совета по взаимодействию с институтами гражданского общества при Совете Федерации, адвокат Евгений Корчаго не раз представлял в суде интересы лидеров крупных околофутбольных движений. Он рассказал РИА Новости, что его клиенты прекрасно осведомлены о внедрении подростков в ряды офников, чему совершенно не рады, поскольку такие представители лишь портят облик фаната. Об этой субкультуре, говорит он, знают и на уровне правительства. Однако пока конкретных инструментов реагирования нет. Корчаго отмечает: все слишком формализовано. По его мнению, нужно сосредоточить главные усилия на профилактической работе.

«Психология подростка такова, что он стремится к объединениям, лидерам. В условиях вакуума формируются такие вот субкультуры. И если в Москве проблема не так остра, то в депрессивных регионах молодежи совершенно нечем заняться», — полагает собеседник.

Кроме того, подростков нередко используют в меркантильных целях. «Я знаю, что такое бывает, особенно в глубинке, но найти организаторов крайне сложно. Это уже зона ответственности полиции», — отмечает он.

Вместе с тем, по его мнению, слишком драматизировать ситуацию не нужно. А вот задействовать родителей — крайне важно. Именно они быстрее всего могут понять, что у сына или дочери есть тяга к деструктивной субкультуре. Это не так сложно, считают эксперты. По словам детского психолога Ольги Петренковой, достаточно изучить подписки подростка в профиле в соцсетях: пробежаться по тем, кто у него в друзьях, изучить группы, которые его интересуют.

«Идеальная мера профилактики — разбирать реальные истории, а не апеллировать заученными фразами, которые как о стену горох», — подытоживает она.