1109

Как бизнесу «зафрендиться» с властью Как бизнесу «зафрендиться» с властью

FinVersia

Политика кнута и пряника по-прежнему остается излюбленной линией поведения власти по отношению к бизнесу. Впрочем, предпринимателям, занимающим активную общественную позицию, достается больше сладкого. Тема «Взаимодействие бизнеса и власти в условиях экономического кризиса» стала главной на деловой конференции, которую организовали консалтинговая компания Kirikov Group и коллегия адвокатов «Старинский, Корчаго и партнеры». Мероприятие состоялось 26 октября в отеле Golden Ring.

В целом содержание конференции можно сравнить с контрастным душем. Спикеры то рассказывали, как власть «кошмарит» бизнес, то меняли тон на «не все так плохо», чередовали это с ценными советами коллегам по предпринимательскому цеху, делились опытом и пытались ответить на извечный русский вопрос – кто виноват и что делать?

Были ваши, стали наши
Началось мероприятие с выступления Артема Кирьянова, члена Общественной Палаты РФ, который заверил собравшихся бизнесменов, что эта организация стоит на защите их интересов, отстаивает права, помогает решать конкретные вопросы по противодействию рейдерству и коррупции. «У нас есть соответствующие механизмы», – сказал Артем Кирьянов.

Однако уже в следующей речи Евгений Корчаго, председатель коллегии адвокатов «Старинский, Корчаго и партнеры», рассказал о распространенной ныне практике, когда в роли обидчика компаний, которым не повезло оказаться клиентами банков, потерявших лицензию, выступает государство в лице Агентства по страхованию вкладов (АСВ).

Суть такова. «Все платежи, которые вы осуществляли со своего счета за месяц до того, как у банка отозвали лицензию, могут быть признаны недействительными, – объяснил Евгений Корчаго. – Что это значит, я расскажу на конкретном примере нашего клиента, чьим делом мы сейчас занимаемся. Строительная организация со своего счета осуществила платежи своим контрагентам и часть средств перевела на свой же счет в другую организацию в качестве оплаты за стройматералы. Обычная практика. Однако после того, как у банка, через который осуществлялись операции, отобрали лицензию, АСВ прислал участникам сделки требование – вернуть все деньги в конкурсную массу. А качестве обоснования в АСВ заявили, что деньги перестают быть вашими, как только оказались на коррсчете банка. Вот так – без волеизъявления самого коммерсанта. Но самое страшное, что эту позицию по всей стране поддерживают арбитражные суды». К этой потере, по словам юриста, добавляются те деньги, которые пострадавшее юрлицо держало на счетах в ликвидированном банке. При этом шансы на компенсацию, как говорит Евгений Корчаго, у большинства предпринимателей мизерные.

Он также предположил, что такая позиция АСВ объясняется элементарным дефицитом денег в бюджете этой организации, который она пытается хотя бы немного восполнить за счет юрлиц. «У АСВ уже нет денег, оно берет в долг у государства, чтобы в первую выплачивать компенсации в размере 1,4 млн физическим лицам, несмотря на то, что многие из них, делая вклады, вообще на задумывались об устойчивости банка», – сказал глава адвокатской коллегии.

Евгений Корчаго призвал участников конференции тщательно переоценить вопрос стабильности и надежности банков, в которых обслуживаются их компании. «Юридическая практика пока складывается не в пользу предпринимателей», – констатировал он, но добавил, что в отстаивании интересов своего клиента в подобном деле готов идти до конца.

Приглашенный в качестве гостя конференции Никита Колоколов, судья Верховного суда РФ в почетной отставке, комментируя выступление Евгения Корчаго, процитировал слова одного из высокопоставленных судейских чиновников, произнесенные на узком корпоративном мероприятии: «Честный бизнес в России невозможен. А если кто-то будет работать честно, то ему поставят палки в колеса, и он перестанет быть честным…».

«Есть ли надежда на то, что судебная система не совсем похоронит бизнес?», – задали вопрос судье (хоть и в отставке) из зала. «У нас не суд определяет политику… Судебная система не будет сама «хоронить бизнес». У нас в стране есть другие методы, когда люди сами все принесут и отдадут – как в свое время плакали, но вели последнюю лошадь в колхоз. Так и бизнес сейчас все понесет туда…», – ответил судья.

Он также обратился к собравшимся с призывом активнее участвовать в профессионально-общественном движении. «Сколько вас, объединены ли вы, есть ли у вас св0я партия, которая защищает ваши интересы, не знаю. Я как член научно-консультативного совета при ЦИК, скажу, что в рамках политической деятельности вы не видны и не слышны», – сказал Никита Колоколов.

Кузнецы своего счастья
Впрочем, Татьяна Минеева, вице-президент общероссийской общественной организации «Деловая Россия» рассказала, что активных предпринимателей в России не так мало. Только в рядах «Деловой России» сегодня состоит около 4 тыс. членов. В основном это представители среднего бизнеса из несырьевых отраслей. «Есть так называемая «большая четверка» общественно-деловых ассоциаций, в которую помимо нас входят ТПП РФ, РСПП и «Опора России», – отметила Татьяна Минеева. По ее словам, предпринимателям, которые входят в эти объединения гораздо проще встраивать диалог с властями и лоббировать свои интересы, чем отдельным бизнесменам. «Сегодня по закону ни один госорган не может принимать решения без участия профильных общественных организаций. В то же время предприниматель-одиночка не имеет доступа к работе в структурах законодательной и исполнительной власти», – добавила вице-президент «ДР».

Татьяна Минеева также рассказала о самом эффективном способе лоббирования интересов бизнеса – это прямые встречи предпринимателей с первыми лицами государства, когда наиболее важные для бизнеса вопросы можно решить за считанные минуты в ручном режиме. «Президент РФ буквально ознакомившись с вопросом, поднимает с кресла министров, дает поручения по озвученным бизнесом проблемам. Так, в частности, было с увеличением при госзакупках квоты на продукцию отечественных товаропроизводителей с 10% до 15%. И теперь уже никто не отвертится», — вспомнила об одной из таких встреч Татьяна Минеева.

По словам Павла Потапова, заместителя руководителя Росимущества, с 24 октября на сайте Открытого правительства начался прием заявок от общественных объединений и некоммерческих организаций на участие в конкурсах на включение в советы органов федеральной власти, который будет продолжаться до середины ноября.

Артем Кирьянов из Общественной Палаты РФ также рассказал. что у предпринимателей есть довольно много способов влиять на ситуацию, которая в бизнес-среде формируется при воздействии государства – через процедуру общественных слушаний, путем участия в круглых столах и других мероприятий. «Есть формат так называемого нулевого чтения в Общественной Палате – через него проходит большинство законопроектов, внесенных на рассмотрение в Госдуму РФ. Хочу заметить, что значительная доля предложения и поправок, внесенных на этом этапе, в дальнейшем нашла отражение в итоговых редакциях законодательных актов», – сказал Артем Кирьянов.

Даниил Кириков, управляющий партнер Kirikov Group, отметил важность коммуникационного контакта бизнесменов с представителями власти через социальные сети.

Рука на пульсе
Еще одна важная тема, которую в своем выступлении затронул Евгений Корчаго, касалась слишком частых изменений «правил игры». «Для того, чтобы совместить успешное решение двух главных задач бизнеса – заработать денег и не сесть при этом в тюрьму, нужно четко понимать нынешний мейнстрим с точки зрения законодательства», – мотивировал актуальность этой темы глава адвокатской коллегии. При этом, по его словам, следить за всеми изменениями в законах в последнее время становится сложно даже квалифицированным юристам. Только в Кодекс об административных правонарушениях (КОАП) с 2013 года изменения вносились с частотой раз в 1-2 недели. В 2016 году в КОАП принято уже 26 поправок.

Причем позитивные для бизнеса изменения во многих случаях сопровождаются массой оговорок, которые сводят это позитив на нет. К примеру, взять изменения в КОАП в части уменьшения ответственности для малого и среднего бизнеса, которые предписывают контролирующим органам выносить субъектам МСБ за те нарушения, за которые раньше полагался крупный штраф. Но при этом законодатель добавил массу исключений, при которых это законодательное послабление не действует.

Аналогичный пример есть в уголовном праве. «В УК появилась новая статья, которая предусмотрела замену уголовного наказания (со всеми вытекающими последствиями) на так называемый уголовный штраф. Она гласит, что за преступления небольшой и средней тяжести (ответственность за которые не превышает соответственно 3 и 5 лет лишения свободы) предусмотрено освобождение от уголовной ответственности, если нарушитель закона загладил причиненный ущерб или устранил его какими-то иным способом», — рассказал Евгений Корчаго. Однако при этом депутаты Госдумы РФ убрали из УК статью «Мошенничество в области предпринимательской деятельности», наказание по которой было значительно мягче, чем по общей статье «Мошенничество». При этом тяжесть состава преступления подняли на одну ступень: те преступления, которые раньше классифицировались для предпринимателей как «небольшой тяжести» перешли в разряд средней тяжести, а средний состав преступления стал расцениваться как тяжкий. Также с отменой «предпринимательской» статьи о мошенничестве отменен двухлетний срок давности преступления, по истечении которого раньше набедокуривший бизнесмен освобождался от уголовного преследования.

«Бизнесу тоже иной раз не нужно злоупотреблять правом, а таких случаев достаточно много», — резонно заметил Павел Потапов.