35

Как прокурор помог КС: дело о коллизии УПК и миграционных законов

Право.ru

Доля иностранных граждан, судимых в России, велика, и по возвращении на Родину им сложно реализовать право на отмену судимости. Ходатайство об этом, согласно УПК, рассматривается только при личном присутствии заявителя, но миграционная служба может запретить въезд в Россию тем, кто совершил на ее территории тяжкие преступления. Коллизия проявилась в деле гражданина Азербайджана, заочное обращение которого суды оставили без рассмотрения. В итоге заявитель дошел до Конституционного суда, но в ситуацию вмешался прокурор Санкт-Петербурга.

Ст. 400 УПК, которая регламентирует вопросы снятия судимости, обязывает заявителя присутствовать в судебном заседании, где рассматривается его обращение. При подготовке этой статьи законодатель, скорее всего, исходил из того, что заявлять ходатайства будут только граждане России, полагает Тимур Хутов, руководитель уголовной практики BMS Law Firm: «Мысль о том, что человек не сможет приехать на заседание, никого не посетила». Например, судимому в России иностранному гражданину миграционная служба может не разрешить вернуться в Россию из-за этой же самой судимости. Такая коллизия выявилась в деле Вугара Бегдамирзаде.

Только лично

В 2010 году Бегдамирзаде, гражданин Азербайджана, постоянно проживавший в Петербурге, был приговорен к трем с половиной годам лишения свободы за крупную кражу, совершенную группой лиц по предварительному сговору (п. «а» ч. 2 и п. «в» ч. 3 ст. 158 УК). Преступник вышел на свободу в феврале 2012 года (дело № 1-138/2010), после чего решил снять судимость.

Бегдамирзаде решил сам не явиться на заседание, как того требует ст. 400 УПК: у него истекло разрешение на временное пребывание, а новое он не оформлял, опасаясь получить запрет на въезд в Россию из-за совершения тяжкого преступления. Поэтому Бегдамирзаде обратился в Петродворцовый районный суд Санкт-Петербурга через своего адвоката Игоря Мангилева. Однако ходатайство о снятии судимости вернули обратно без рассмотрения. Апелляция это решение оставила в силе (дело № 22-6032/2015).

Суды исходили из того, что осужденный не имеет регистрации в Петербурге, а сейчас живет в Азербайджане. Кроме того, он не имеет возможности прибыть в Россию.

Пробел в законодательстве исправляет прокуратура

Тогда гражданин Азербайджана обратился в КС, чтобы признать положения ст. 400 УПК неконституционными, потому что они мешают снять судимость в отсутствие осужденного. По сути, все «невъездные» иностранцы, осужденные в России, не имеют права на обращение в суд, чтобы снять судимость.

Параллельно с этим обращением заместитель прокурора Санкт-Петербурга Иван Еремеев подал кассационное представление в Санкт-Петербургский городской суд, чтобы добиться пересмотра решений в отношении Бегдамирзаде (дело № 4У-933/2016 [44У-60/2016]). По мнению прокурора, суды нарушили уголовно-процессуальный закон и ограничили право на доступ к правосудию. В частности, адвокат Мангилев представил документы в доказательство того, что Бегдамирзаде проживал в Петербурге и имел там устойчивые социальные связи.

Указали на правильную трактовку нормы

Суд согласился с доводами Еремеева и отменил оба решения по делу. Кассация подчеркнула, что суд не вправе отказаться рассматривать вопрос о снятии судимости, если гражданин находится за пределами России. Иной подход нарушает закрепленное в ст. 400 УПК право на рассмотрение ходатайства о снятии судимости.

Дело отправили на новое рассмотрение в Петродворцовый районный суд Санкт-Петербурга, решение по нему вынесли 1 июля 2016 года (суть решения неизвестна: информация на сайте суда отсутствует, дозвониться до него не удалось — прим. ред.).

Поскольку последнее решение еще не вступило в силу, КС в своем отказном Определении № 1427-О от 7 июля 2016 года отметил, что не вправе принимать жалобы заявителей, если процесс защиты их прав в суде общей юрисдикции не завершен. Но затем они могут обратиться в КС повторно.

Эксперты Право.ru: «Проблема решаема»

Павел Ивченков, юрист бюро «Деловой фарватер» подтверждает, что правовой пробел существует. Нужно закрепить в законе возможность участвовать в процессе через представителя, считает он. Ситуация объясняется коллизией уголовно-процессуальным и миграционным законом, говорит Сергей Егоров, адвокат, управляющий партнер адвокатского бюро ЕМПП.

По мнению старшего юриста Института права и публичной политики Ольги Подоплеловой, КС учел существующую проблему: «Его вмешательство потребуется, если суды продолжат рассматривать ходатайства иностранных граждан о снятии судимости сугубо формально, руководствуясь буквальным смыслом статьи 400 УПК». Эксперт предлагает поручить вопрос о снятии судимости тому же суду, который разрешал его уголовное дело.

Впрочем, ситуация Бегдамирзаде проще, чем кажется, ведь между Россией и Азербайджаном действует Договор о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, напоминает Подоплелова. А это значит, что вопрос может рассмотреть суд по месту жительства заявителя в Азербайджане или провести слушание в режиме видеоконференции, считает юрист Института права и публичной политики.

КС своим определением пока отложил вопрос о конституционности оспариваемой нормы УПК, однако пробел налицо и его надо устранять, поддерживает мнение коллег Владимир Старинский, адвокат, управляющий партнер коллегии адвокатов «Старинский, Корчаго и партнеры»: «Доля судимых иностранных граждан велика. Большинство из них – как раз из ближнего зарубежья, и многие не имеют средств на квалифицированную юридическую помощь. Получив из суда оставленное без рассмотрения ходатайство, они решают не бороться дальше».