Наказать за слова: как изменят закон о неуважении к власти

Скандальный законопроект, предполагающий арест за проявление «неуважения к власти» в интернете, скорее всего, будет смягчен, сообщают источники «Газеты.Ru», близкие к Кремлю. Арест при первичном нарушении с большой долей вероятности заменят штрафом. Пятнадцать суток в тюрьме будут грозить только при повторном нарушении, уточняют источники.

Законопроект, предполагающий введение административной ответственности за проявление «неуважения к власти» в интернете, могут смягчить, сообщили «Газете.Ru» сразу два осведомленных источника, близких к Кремлю.

В изначальной версии законопроекта авторства сенаторов Андрея Клишаса, Людмилы Боковой и депутата Госдумы Дмитрия Вяткина за такой проступок предусматривался штраф от 1 до 5 тыс. руб. или административный арест сроком до 15 суток.

Если изменения в инициативу все же будут приняты, то арест будет грозить только за повторное нарушение, или же будет рассмотрен вариант со снижением верхней планки наказания — этот момент до сих пор обсуждается.

Дело в том, что текущие формулировки документа, особенно в части санкций за правонарушение, ряд официальных лиц, включенных в процесс законотворчества в сфере интернет-регулирования — в том числе и в Кремле, — считают спорными. При этом один из собеседников «Газеты.Ru» полагает, что «саму идею критиковать было бессмысленно».

Законопроект, предполагающий введение ответственности за распространение в интернете информации, выражающей явное неуважение в оскорбительной форме к обществу, государству, официальным государственным символам РФ и органам государственной власти, был внесен на прошлой неделе.

Буквально сразу инициатива подверглась критике — и со стороны СМИ, и со стороны общества. Хотя, по информации «Газеты.Ru», даже среди лиц, которые могли бы повлиять на законодательство в этой сфере, нашлись те, кто посчитали инициативу избыточной, но в администрации президента в частных разговорах однозначно дали понять, что на принятие документа есть «политическая воля.

«Что касается ответственности за поругание флага, других символов государства, практически во всех странах это есть. Нужно с уважением относиться к своей стране. И есть правила, которые нужно соблюдать везде. Если есть ответственность вне интернета, она должна быть и в интернете», — заявил Путин.

Другой источник «Газеты.Ru» указывает на то, что фактически аналогичные действия вне сети подразумевают наказание. Речь идет о статье за «мелкое хулиганство», согласно которой нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, как раз ведет к штрафу от пятисот до одной тысячи рублей или административному аресту на срок до 15 суток.

Впрочем, собеседник считает, что

необходимо четко разобраться с тем, что считать «неприличной формой».

Он полагает, что здесь можно пойти либо по пути составления перечня подобных оскорблений, либо четко определить, как должна осуществляться экспертиза. Интересно, что он и еще один источник, близкий к Кремлю, приводя пример «неуважения к власти», вспомнили эпизод, когда журналист Владимир Познер назвал Госдуму «Госдурой». Тогда деятель даже вынужден был извиниться.

Для корректировки статьи, продолжает собеседник издания, надо будет провести ее разбор, например, с помощью СПЧ или ОНФ, как это было с декриминализацией 282-й статьи УК РФ. Другой собеседник «Газеты.Ru», считает, что это можно сделать и на площадке Госдумы и Совфеда. А для начала надо дождаться, когда свои предложения представят регионы — законопроект ушел туда на обязательную рассылку в 30 дней.

Адвокат Сергей Бадамшин считает, что статья сама по себе вредная, причем, в первую очередь, для самой власти.

«Представьте, если, например, родители детей, которые пострадали от мусорных свалок, честно выскажут чиновникам свое мнение на языке, который они понимают? Если их еще арестовать, это может вызвать сильную напряженность в обществе», — рассуждает эксперт. По его словам, нынешняя статья выглядит как новая 282-я, которая недавно была смягчена.

Также Бадамшин напоминает, что практика европейского суда говорит, что

арест — это крайняя мера, которую следует применять только в случае, если человека нельзя вернуть в общество, минуя этап изоляции, и законодателям следует помнить, что это очень суровая мера.

Кроме того, по словам адвоката, у нее весьма сильный коррупционный потенциал. Пока человек находится под стражей, представители правоохранительных органов могут этим пользоваться.

Эксперт утверждает, что наше административное судопроизводство тяготеет именно в сторону обвинения.

Адвокат, член Совета при председателе СФ по взаимодействию с институтами гражданского общества Евгений Корчаго отмечает, что наказание у нас остается на усмотрение суда. И никто не гарантирует, что даже при первом правонарушении не последует арест. «Я бы в пример поставил запрет на несанкционированные митинги и агитации. Несмотря на наличие возможности штрафа, суды часто назначают именно арест, причем, как правило, близкий к максимальному по сроку. По новой статье может быть аналогичная ситуация», — утверждает эксперт.

По мнению Корчаго, для привлечения по данной административной статье лингвистическая экспертиза обязательна и необходима, так как «оскорбительная форма» понятие оценочное.

При этом директор фонда исследований ИСЭПИ Александр Пожалов отмечает, что, по его наблюдениям, сама идея законопроекта не нова — возможность заимствования механизмов ответственности за оскорбление государственной власти из практик других стран обсуждается то и дело. А сейчас эта тема, по мнению собеседника «Газеты.Ru», особенно актуальна.

Во-первых, это напряженная внешняя повестка. Российские власти опасаются, что иностранные государства попытаются «раскачать» ситуацию, в том числе через интернет.

«Например, в США новая стратегия кибербезопасности включает в себя и проведение встречных информационных кампаний, Россия явно будет использоваться в образе врага на украинских выборах», — отмечает политолог.

Во-вторых, сыграл свою роль общий негативный фон и рост социального пессимизма к концу года. Пенсионная реформа, грядущее повышение цен, рост числа экологических и других социальных протестов на местах создают хороший фон для антигосударственных кампаний российской оппозиции и «десакрализации власти». И в данном случае, по мнению Пожалова, власти рассчитывают, что мера будет иметь и профилактический характер.

В-третьих, политолог напоминает, что только что одобрена частичная декриминализация статьи 282.1 УК РФ, касающейся призывов к вражде и социальной розни, которые нередко сопровождаются и оскорблениями госинститутов. Вероятно, силовые органы рассчитывают на некоторые «балансирующие и компенсирующие меры».

При этом эксперт полагает, что

шансы на корректировку статьи действительно высоки. Об этом говорит и то, что инициатива внесена под конец осенней сессии Думы, а, значит, начнет рассматриваться только после перерыва.

В этом созыве подобные политизированные инициативы, как правило, проходят длительное обсуждение, их принятие растягивается на полгода и дольше. Тогда как после митингов 2011-2012 годов подобные жесткие законопроекты проходили быстро и без длительных обсуждений.

«Тут явно было желание внести к концу года, чтобы иметь максимальную возможность замерить реакцию общества. Реакция оказалась достаточно бурной, в том числе со стороны СМИ, поэтому длительное обсуждение и корректировка весьма вероятны. Вот если бы это прошло незамеченным, скорее всего, разговора об изменениях и не зашло», — резюмирует Пожалов.

Отметим также, что законопроект о «неуважении к власти» может повлечь требование блокировки интернет-ресурса с подобной информацией по требованию Роскомнадзора в случае обращения Генерального прокурора или его заместителей.

Напомним, что законопроектом Клишаса, Боковой и Вяткина также предусматривается серьезное наказание за распространение ложной информации, которая создает «угрозу жизни и (или) здоровью граждан, массового нарушения общественного порядка и (или) общественной безопасности, прекращения функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, наступления иных тяжких последствий».

Юридическим лицам это будет грозить штрафом до 1 млн руб. Источник «Газеты.Ru» убеждает, что это профилактическая мера, так как доказать последствия сложно. Адвокат Корчаго, в свою очередь, считает, что это не так. Для этого даже не нужна экспертиза. В пример он приводит случаи завышения числа жертв пожара в торговом центре «Зимняя вишня» в Кемеровской области в марте 2018 года, информация о чем распространялась через некоторые ресурсы.

Кремль, действительно, озаботился «фейковыми» новостями после этого случая. По словам одного из источников «Газеты.Ru» в Госдуме, вначале эта тема прорабатывалась там, но потом «заглохла» до законопроекта Совета Федерации.