KVL 000285 00011 1 T218 192539

Парашюты уложили в схему

Газета «КоммерсантЪ»

Компании используют выплаты увольняемым сотрудникам для вывода средств.

В последнее время участились случаи вывода средств со счетов компаний под видом «золотых парашютов» увольняющихся сотрудников. При этом уличить компанию сложно: выплата компенсации при увольнении — договоренность сторон, которая практически ничем не ограничена. На подобные крупные выплаты банки обращают внимание и принимают решение о блокировке таких операций на свой страх и риск, поскольку судебная практика по данному вопросу пока крайне противоречива.

О том, что недобросовестные компании взяли на вооружение выплаты «золотых парашютов» для вывода средств, рассказали “Ъ” участники рынка. «Речь идет о случаях, когда небольшие компании переводят крупные суммы на счет физлица с назначением платежа «выплата компенсации при увольнении»»,— рассказывает собеседник “Ъ” в банке топ-50. «При этом, даже если банк сомневается в легальности подобной операции, клиент с готовностью представляет свои внутренние документы — договор с клиентом, приказ о выплате «золотого парашюта» и т. д.,— рассказывает другой собеседник “Ъ”.— В редких случаях даже платежку на уплату НДФЛ с этой суммы в размере 13%». В то же время, по словам Евгения Корчаго, члена совета по взаимодействию с институтами гражданского общества при председателе Совета федерации, 13% — это небольшая плата за вывод средств, на черном рынке расценки за подобную услугу выше.

По словам сопредседателя комитета Ассоциации российских банков по вопросам ПОД/ФТ и комплаенс-рискам Алексея Тимошкина, при подобном выводе средств со счета компании банкам сложно доказывать сомнительность сделки. «По тем же сделкам со спорными контрагентами аргументом банка может быть транзитный характер операций, массовый директор или адрес и т. д.»,— рассуждает он.

«Но физлица в большинстве своем не имеют сомнительных признаков, кроме того, размер компенсации компания вольна определять сама. Если дело доходит до суда, то решение зависит от субъективного взгляда судей на одну проблему, и потому по схожим кейсам могут быть диаметрально противоположные решения»,— добавляет Алексей Тимошкин.

В итоге банкам приходится действовать на свой страх и риск, ставя в зависимость спорность операции по выплате «золотого парашюта» от других факторов, указывающих на сомнительность деятельности компании. Но это не всегда срабатывает. Пример тому — рассмотренный на этой неделе спор Локо-банка с клиентом «Химоптторгом», которому банк отказал в проведении выплаты в пользу уволившегося гендиректора (он же по совместительству и единственный учредитель) «золотого парашюта» в размере 1 млн руб. Банк в суде заявил, что его клиент ни разу не выплачивал зарплату с данного расчетного счета, налоговая нагрузка у организации минимальна (является признаком сомнительной деятельности по положению ЦБ 375-П). Также банк указал, что компания неоднократно попадала в список банковских отказников по решению других банков из-за сомнительности ее деятельности. За пару месяцев до спорной выплаты банк отключил «Химоптторг» от ДБО и запросил документы, подтверждающие реальность деятельности, которые не были представлены в полном объеме. Однако, по мнению суда, непредставление части документов по запросу банка и «их относимость к конкретной операции» были неочевидны. В итоге суд обязал банк перечислить выходное пособие.

Если же банк пропустит подобную трансакцию, считая ее зарплатой, то может получить претензии за недостаточную бдительность. Пример тому — спор Сбербанка с налоговиками. Банк провел зарплатный платеж со счета, ранее заблокированного за неуплату налогов. В общих ситуациях это нормальная практика, поскольку зарплата имеет очередность ниже, чем налоги. Однако налоговики убедили суд, что банк должен был догадаться об истинной цели перечислений, поскольку данная компания никогда раньше с этого счета не платила ни зарплату, ни налоги, да и учредитель у нее массовый. В результате банк был оштрафован.

В итоге складывается ситуация, в которой фактически любое решение банка относительно сомнительных компенсационных выплат при увольнении сотрудников чревато рисками. «Банкам необходимо индивидуально разбирать каждый факт выплаты «золотого парашюта», оценивая его реальность,— рассуждает Евгений Корчаго.— И компаниям, которые планируют совершить подобную выплату, необходимо заранее озаботиться подготовкой документов, подтверждающих реальность операции».

Внести ясность в ситуацию мог бы ЦБ, который устанавливает критерии сомнительной деятельности с точки зрения антиотмывочного закона. Но там сообщили, что в каждом конкретном случае банки самостоятельно осуществляют оценку риска клиента на основе анализа имеющихся документов, сведений и информации в соответствии с правилами внутреннего контроля, руководствуясь законодательством и нормативными актами.