Mobile High 13fo

ПРАВИЛА ОФИСНОГО ЭТИКЕТА ТЕПЕРЬ БУДУТ ЕЩЕ СТРОЖЕ Их задача – исключить даже малейшую возможность унижения коллег и подчиненных

Ведомости

Эпидемия невежливости поразила наши рабочие отношения», – сокрушалась преподаватель менеджмета Кристин Порат в своей книге «Освоение вежливости» («Mastering Civility: A Manifesto for the Workplace»), вышедшей в 2016 году. Ее исследования доказали: сотрудники все чаще сталкиваются с грубостью на работе. Если в 1998 году только четверть участников опросов жаловались на то, что на работе их унижали минимум раз в неделю, то в 2011 году об этом заявила уже половина опрошенных. Хамство приобретало разные формы: от намеренных оскорблений до полного игнорирования мнения или погружения в телефон во время разговора.

Между тем грубость дорого обходится бизнесу, уверяет Порат. Не только у жертвы унижения, но и у свидетелей ухудшается память и снижаются когнитивные способности. Есть даже данные, что грубое обращение вредит иммунной системе! В лучшем случае сотрудники замыкаются в себе, в худшем – саботируют работу, предупреждает исследователь.

Причины «болезни»

Чем же вызвана эта неприятная тенденция? Как это ни парадоксально, борьбой с иерархическими барьерами на работе и демократизацией делового этикета, уверена 80-летняя американка Джудит Мартин, одна из самых известных специалистов по этикету в мире. Она выпустила десяток книг и бесчисленное количество статей под псевдонимом Мисс хорошие манеры.

Конечно, все началось с самых лучших побуждений, признает Мартин. Так сложилось, что в XX веке вместе с крупнейшими американски корпорациями и школами MBA по всему миру распространились американские корпоративные практики и деловой этикет. Державшиеся с 1960-х правила поведения на работе рухнули в 1990-х, и тогда это казалось прорывом в новый, дружелюбный мир всеобщего братства. Консультанты, начальники и «эйчары» стремились сделать обстановку на рабочем месте более открытой, разрушить социальные барьеры между коллегами. В офисах вместо формальных костюмов с рубашками и галстуками появились рубашки поло, мокасины и твидовые брюки. Двери кабинетов начальников распахнулись или вовсе исчезли, все начали обращаться друг к другу по имени и на «ты».

Но тогда было сложно предположить, что падение устоев зайдет так далеко. За последнее 15 лет дресс-код стал гораздо менее официальным даже в инвестиционных компаниях. Конечно, для них еще не в порядке вещей привычная для IT-сектора «униформа» из толстовки и джинсов, но даже в инвестбанках женщин уже никто не просит ходить на работу в юбке и на каблуках, рассказывает Мария Бун, IT-рекрутер, coучредитель компании Work Chat Seattle.

Заигрывания на работе теперь недопустимы: в корпоративных политиках тщательно прописаны не только правила поведения, но и формат информирования руководства о неприглядном поведении коллег – так называемый reporting of the disturbing events, в том числе и анонимный

Слово «формальная» все меньше подходит в качестве характеристики для обстановки в офисах США и Европы. «В большинстве компаний, где работала я и работают мои кандидаты, обычно нет проблемы в том, чтобы напрямую обратиться с вопросом к менеджеру либо даже руководителю C-уровня (на нем находятся CEO и другие менеджеры с приставкой chief в должности), назвав его просто по имени», – объясняет она. И это – плюсы новых корпоративных порядков.

Но есть и существенные минусы. Непринужденность создает атмосферу доверия и открытости, позволяет демонстрировать творческий подход к делу. Но в той же степени она позволяет проявить и далеко не лучшие качества человеческой натуры, рассказывала Мартин изданию Harvard Business Review. «Мы перестарались, отменив иерархические отношения между старшими и младшими, между начальниками и подчиненными», – уверена она. Именно деловой этикет, основанный на этих отношениях, не позволял грубиянам топтать слабых, но оставлял возможность защищаться вежливым образом. Неформальность разрушила барьеры в отношениях и сдерживающие факторы.

О пользе формальности

Адепты неформальности уверовали, что если коллеги по работе полюбят друг друга, то будут хорошо себя вести. Но семейная жизнь это опровергает: люди вступают в брак по любви, но далеко не всегда прилично ведут себя с любимым в семейной жизни, напоминает Мартин. Когда люди начинают относиться к коллегам как к друзьям или членам семьи, это заканчивается плохо, убеждена она. Смысл этикета как раз в его искусственности, именно это позволяет нам сдерживать сильные эмоции и выражать их в приемлемом для других виде, подчеркивает Мартин. Именно сдержанность официальных отношений подчеркивает, что на работе недопустим флирт и оскорбления.

Снимая запреты в рабочих отношениях, мы больше создаем проблем, чем решаем, – спустя десятилетия это стало понятно. Одно из последствий разрушения границ в деловом общении и приходится сейчас расхлебывать – это многочисленные скандалы с обвинениями в сексуальном харассменте, полагает она. Когда люди сами не соблюдают правила поведения, приходится заставлять их вести себя прилично с помощью закона. Поэтому когда-то флирт на работе считался признаком дурного тона, а теперь он перешел в категорию преступлений.

Многие пытаются избежать наказания за нечто подобное опять же в неформальном стиле – признавшись и покаявшись перед трудовым коллективом (часто весьма лицемерно). В результате сейчас самым недостойным в поступке начинает считаться ложь, а это не так, сожалеет Джудит Мартин. Надо оценивать сам поступок, а не готовность человека о нем рассказать, подчеркивает эксперт.

Одна из самых серьезных ошибок, которую можно допустить в деловом этикете, – при встрече пожать руки мужчинам и не пожать женщинам. Правильное рукопожатие сегодня – это как визитная карточка воспитанного человека

Наиболее эффективный способ защититься от проявлений грубости на работе – выстроить культуру, не допускающую хамства, говорит Кристин Порат. В этом помогут правила делового этикета: следуя им, мы с самого начала уменьшаем вероятность конфликтов, уверена Джудит Мартин. Это нигде не прописано, но хорошим тоном считается не проявлять эмоции на работе, соглашается Мария Бун.

Смысл этикета в том, чтобы сдерживать инстинктивные порывы и не действовать без оглядки, подчиняясь агрессивным побуждениям. В сущности, это и есть цивилизованность, рассуждает Мартин. «Да здравствуют ограничения», – заключает она.

Новые манеры

Новые требования корпоративного этикета, формирующиеся буквально сейчас, в чем-то гораздо жестче старых, которые в основном сводились к контролю за внешним видом работников и/или требовали от последних вежливости и уважения к начальству.

Так, движение против сексуальных домогательств Metoo заставило компании принять новые правила регулирования рабочих отношений, позволяющие избежать малейшей возможности харассмента и дискриминации, рассказывает Мария Бун из Work Chat Seattle. Ее организация с помощью воркшопов и ежемесячных образовательных встреч помогает русскоязычным женщинам обзавестись нужными связями и влиться в деловую жизнь США. Свежеприбывшим иммигрантам (а их в области IT в США очень много) достаточно сложно сходу вписаться в сложившиеся и уже устоявшиеся корпоративные правила игры, объясняет Бун.

«Когда я вышла на свою первую работу в Америке, имея за плечами удачную карьеру в британской компании в Москве, мне понадобилось три попытки, чтобы пройти обязательный тест на Sexual Harassment Awareness», – признается Бун. Сначала было сложно понять, какая ситуация является харассментом, а какая нет, вспоминает Мария: «После работы в московском офисе, где менеджер долго обнимает и целует подчиненных при встрече, мне было непонятно, что такое поведение неприемлемо и что пожаловаться на подобное могут не только подчиненные. Сейчас же кажется абсолютно нормальным. Если я услышу, например, шутку в офисе, принижающую женщин или других представителей меньшинств, я вполне могу сообщить об этом начальству, пусть даже эту шутку рассказывали и не мне. А поначалу это казалось странностью и стукачеством».

Новые корпоративные политики мотивируют коллег быть более осмотрительными и больше думать о своем поведении как в офисе, так и на корпоративных мероприятиях. Заигрывания на работе теперь недопустимы: в корпоративных политиках тщательно прописаны не только правила поведения, но и формат информирования руководства о неприглядном поведении коллег – так называемый reporting of the disturbing events, в том числе и анонимный, рассказывает Бун.

Правило «все сама»

Курс на корректность в отношениях и равенство во всех смыслах сформировал новые правила делового этикета. Например, в обычной жизни даже в США и Скандинавии – странах-передовиках в борьбе за гендерное равноправие – по-прежнему считается вежливым, если мужчина, идущий впереди или рядом с женщиной, открывает дверь и пропускает даму вперед. В офисе это недопустимо. Здесь действует правило «все сама».

По той же причине, к примеру, считается неприличным подвигать стул коллегам любого пола в кафе или ресторане во время деловой встречи. Раз в профессиональной жизни у мужчин и женщин одинаковый статус, женщина не должна считать обременительным открыть дверь или даже придержать ее для коллеги-мужчины, подчеркивает Диана Готтсман, специалист по этикету, блогер Huffington Post.

В английском языке все более принятым становится использования местоимения «они» (they), даже если речь идет об одном человеке, – только чтобы не допустить гендерной дискриминации

Правда, и в обычной жизни современные правила хорошего тона предписывают даме помочь мужчине с дверью, если он идет сзади нее или его руки заняты багажом. В это трудно поверить, но одна из самых серьезных ошибок, которую можно допустить в деловом этикете, – при встрече пожать руки мужчинам и не пожать женщинам. Правильное рукопожатие сейчас – это как визитная карточка воспитанного человека. «Всегда пожимайте руки тем, с кем знакомитесь. Исключение одно – если у вас руки отсохли (шутка). На самом деле исключение можно сделать в случае, если вы, например, простыли. И то надо извиниться и объяснить это, чтобы не показаться невежливым», – говорит Айя Фрост, автор Sales Blog в компании HubSpot, консультирующей бизнес по вопросам стратегии и маркетинга. Причем жать руку нужно нормально, а не нежно два пальчика. «Последнее – очень оскорбительно», – добавляет Бун.

Равноправие на словах

В офисах США люди никогда не ведут на рабочем месте персональные разговоры, практически никто не курит. Всем нужно стараться не говорить гадости за спиной у коллег. Эмоции проявлять не принято, но это больше культурная вещь, чем новокорпоративная.

Правила поведения на работе сейчас расписывают таким образом, чтобы исключить любую ошибку. Например, в офисных туалетах стоит большое количество средств для гигиены ротовой полости и разного вида мыла, лосьонов и подсказок, куда что выбросить, рассказывает Мария Бун.

Большой акцент делается на использовании в офисе корректного языка, продолжает она. Вместо привычного когда-то «эй, ребята» (you guys) сейчас принято говорить «команда» (team), folks. В разговоре рекрутеров про требования, скажем, к кандидату в инженеры, больше недопустимо говорить «он должен иметь опыт в» – только «он или она». В английском языке все более принятым становится использования местоимения «они» (they), даже если речь идет об одном человеке, – только чтобы не допустить гендерной дискриминации, приводит примеры та же Бун.

Все направлено на то, чтобы не обидеть никого и создать так называемую инклюзивную атмосферу работы. «Раньше пытались не обидеть белых мужчин 40–50 лет, теперь пытаются сделать так, чтобы комфмортно работать было всем. Мне изменения очень нравятся. Приятно чувствовать себя не невидимой», – заключает Бун.

Лосины – вне закона

В России работодатели по-прежнему часто не только устанавливают нормы поведения для офиса, но и прописывают дресс-код – в банках, корпорациях, госучреждениях, правоохранительных органах. В МВД РФ правила этикета регулируются Кодексом профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел РФ, в адвокатуре РФ – Кодексом профессиональной этики адвоката, у судей – Кодексом судейской этики, в компаниях – внутренними актами, например правилами трудового распорядка, перечисляет адвокат, помощник депутата Госдумы Тимур Баязитов.

Иногда необходимо регулировать даже элементарные вещи. «Я знаю истории, когда директору российской компании пришлось поговорить с разработчиками, чтобы они мылись каждый день и стирали рубашки. А еще был случай, когда HR-менеджеру пришлось проводить разъяснительную беседу с мужчиной, который не мыл руки после туалета», – вспоминает Мария Бун.

Если сотрудник при поступлении на работу подписал правила трудового распорядка или другие подобные документы, а потом нарушил их требования, его могут привлечь к дисциплинарной ответственности, а при неоднократных нарушениях уволить, рассказывает Баязитов. Судебная практика право работодателя на это подтверждает, напоминает он.

Из свежих историй достойна упоминания следующая: в прошлом году бывшая кассир кинотеатра в Краснодарском крае пыталась оспорить свое увольнение за то, что пришла на работу в зеленых лосинах и желтой майке вместо предписанного «белого верха, черного низа». Оспорить увольнение в судах ей не удалось: суд признал, что работодатель правильно истолковал нарушение правил внутреннего трудового распорядка и должностной инструкции как ненадлежащее исполнение должностных обязанностей.

Тем же прошлым летом в Мордовии судья отказалась рассматривать дело, на которое адвокат Сергей Наумов пришел в солнцезащитных очках, футболке, шортах, джинсовой куртке и бандане. Позже Наумова лишили статуса адвоката за нарушение пункта 2 статьи 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, утвержденного в конце 2003 года. Наумов пытался апеллировать к образу Стива Джобса, выступавшего перед акционерами в толстовке и джинсах, но вернуть статус это ему не помогло.

Если правила в компании негласные, то официально уволить за их несоблюдение нельзя, но на практике работодатели находят другие поводы для увольнения, напоминает Баязитов.