6f4672821 6033081

Силовики получат экстраординарные полномочия

Газета «Московский комсомолец»

Евгений Корчаго, председатель коллегии адвокатов «Старинский, Корчаго и партнеры» специально для рубрики «Авторитетное мнение»

Россия рискует неожиданно вернуться в сталинское прошлое. Теперь без суда и следствия любую собственность гражданина или организации смогут заморозить.

Сделает это только что образованная Межведомственная комиссия по противодействию финансированию терроризма. Основание простое — сигнал, поступивший невесть откуда, прямо в духе 1930-х годов, когда по доносам пересажали полстраны. Конечно, с терроризмом необходимо бороться, особенно после их варварских атак на российский пассажирский самолет и Париж. Но не стоит забывать о конституционных правах. Арест имущества на основании не всегда достоверной информации превращает нашу страну в место для полного беспредела силовых структур, которых и сейчас зачастую обвиняют в рейдерстве.

18 ноября президент подписал указ об образовании Межведомственной комиссии по противодействию финансированию терроризма. Новый орган будет рассматривать сведения о гражданах и компаниях, которые подозреваются в связи с террористами. Прежде всего речь идет о денежных вливаниях. Соответствующую информацию предоставят Росфинмониторинг и Следственный комитет. Они же будут главной организационной основой комиссии. Туда же войдут представители прокуратуры, Центрального банка и даже региональные чиновники. Информация будет поступать также и от неназванных в указе зарубежных органов власти.

В принципе чтобы ликвидировать международный терроризм, безусловно, необходимо выявить и уничтожить все его финансовые цепочки. Здесь все методы хороши, особенно те, которые применяют спецслужбы.

Однако всему же есть предел. Прежде всего — правовой. Так, в пункте №5 Положения о комиссии говорится о том, что она имеет право «принимать решения о замораживании (блокировании) денежных средств или иного имущества, принадлежащих организации или физическому лицу, в отношении которых имеются достаточные основания подозревать их причастность к террористической деятельности (в том числе к финансированию терроризма), вносить изменения в ранее принятые решения или отменять их».

И хотя комиссия имеет право отменить свое первоначальное решение в случае необходимости, а обиженный гражданин или компания смогут обжаловать его в суде, то от этого совсем не легче. Пока разберутся во внесудебном порядке, бизнес подозреваемого будет уничтожен, его сотрудники потеряют работу, и в итоге получится, как в 1950-е годы, когда реабилитировали незаконно осужденных, правда, львиная доля из них уже давно ушла в мир иной.

Как правило, чиновники рьяно стараются исполнять указы, которые нацелены на то, чтобы запрещать и не пущать. Но появление дополнительных полномочий, создание нового антитеррористического органа может из благой цели перерасти в негативную. Все сводится к тому, что появляется опасность скатиться во времена сталинских репрессий.

Дело в том, что согласно указу, даже если оснований внести того или иного человека в список подозреваемых нет, но существует наличие всего лишь подозрения, то этого достаточно, чтобы заморозить любое его имущество и денежные средства. Другими словами, оказаться в этом списке может любой наш соотечественник. Причем возникает серьезная опасность, что нерадивые чиновники или граждане смогут использовать такое положение дел для борьбы со своими неугодными конкурентами, блокируя их деятельность, так как замораживать можно любое имущество и денежные средства. Лишь бы была хоть какая-то более или менее хорошо сформулированная зацепка для доноса.

Мы уже сейчас наслышаны о реальных историях, когда чиновники используют свои полномочия вопреки интересам бизнеса.

Чтобы эта комиссия оказалась в действенном правовом поле, которое предполагает понятные всем ограничения хозяйственной деятельности, по крайней мере необходимо объявить в стране чрезвычайное положение на определенный срок, как сделано в настоящее время во Франции.