In Article 6bf57cd073 05.09.18

«Теперь мы не нужны»: пожарных-пенсионеров выгоняют на улицу

Ридус

В Республике Тыва пожарных с семьями выселяют из служебных квартир после выхода на пенсию по выслуге лет. Люди, которые проработали в пожарной охране по 20 лет, теперь вынуждены снимать жилье или просить друзей о помощи.

Пожарные, на выход

Алексей Попов 12 лет проработал в полиции, а в 2004 году стал дознавателем в МЧС. Вместе с бойцами он выезжал на пожары, осматривал обугленные стены и остатки проводов, разгребал горы мусора, чтобы понять, с чего начался пожар.

В Сарыг-Сапе Алексей вместе с женой Светланой и двумя сыновьями жил в маленьком доме. Когда его перевели в столицу республики, супруги решили продать дом. В Кызыле сначала снимали квартиру, спустя четыре года получили служебное жилье.

В 2016 году в МЧС прошла реорганизация, должность, которую занимал Попов, упразднили, а его опять перевели в село. Жена и дети остались в служебной квартире в Кызыле, Алексей жил в Сарыг-Сапе у брата.

Спустя год друзья предложили ему работу «на гражданке» — инженером по гражданской обороне и чрезвычайным ситуациям. Алексей решил уволиться из МЧС и уйти на пенсию по выслуге лет — на тот момент он проработал в органах больше 22 лет. И главное республиканское управление МЧС подало на Поповых в суд с требованием освободить квартиру.

Вроде бы все логично — жилье понадобится другим работникам. Но где теперь жить семье с двумя детьми? В таких случаях положена единовременная социальная выплата на покупку жилья (ЕВС). Семья Поповых встала на очередь на выплату в 2016 году, денег пока не получила. А коллеги Попова рассказывают, что с 2013 года очередь не продвинулась ни на одну семью.

«Деньги на ЕВС должен выделять федеральный центр по запросу регионалов. Не знаем, то ли центр денег не дает, то ли наши не просят, — недоумевает бывший инспектор. — Мы не просим оставить нам эти квартиры, мы просим позволить нам жить в них до получения ЕВС».

Городской суд Кызыла признал их выселение правомерным. Алексей и Светлана подали апелляцию в Верховный суд Республики Тыва, но снова проиграли. Президиум Верховного суда Тывы отказал им в пересмотре дела. Остался Верховный суд России.

Если Поповых все-таки выселят, им придется снимать квартиру — двушка в Кызыле стоит около 20 тысяч рублей. При этом Алексей получает 30 тысяч, а его жена, кадровый работник, — 15.

Кроме того, нужно оплачивать учебу старшего сына Юрия — 45 тысяч в год. Он тоже хочет быть пожарным и учится в училище олимпийского резерва в Абакане (Хакасия). В Тыве учиться негде, а в Хакасии иногородним сложно поступить на бюджет.

«Сын с малых лет видел, как я в форме домой прихожу, — и прямо глаза блестели. Я его брал на наши праздники, он сидел в пожарных машинах, наши ребята ему все показывали, рассказывали. Ему это очень нравилось. И вот сейчас, когда с квартирой все это началось, он у меня спрашивает: „Папа, мне учебу бросать, что ли? Я не хочу потом как ты остаться“. Я ему говорю: „Не бросай, все поменяется со временем, закон должны изменить, раз он такой несправедливый“», — делится Попов.

Сына Алексей подбадривает, но себя чувствует обманутым: «Никогда не думал, что так будет. 22 года отслужил, теперь выставляют на улицу. Некрасивая ситуация — не с юридической точки зрения, а с человеческой. Я сейчас смотрю — военным квартиры дают, полицейским. И радостно за них становится, а за себя — обидно».

«Думал, заслужил»

Точно так же дела обстоят у бывшего подчиненного Попова, Александра Кыныры. Он проработал в МЧС 20 лет, затем устроился в Водоканал. Его семья проиграла уже два суда, но, как и Попов, он подал кассационную жалобу в Президиум Верховного суда республики.

У Александра трое детей: сын в одиннадцатом классе, дочь — в пятом, младшему ребенку всего восемь месяцев. Жена в декретном отпуске.

Семью третьего пожарного — начальника пожарной части № 8 Кызылского района, Вадима Ажи, уже выселили в апреле. Сейчас они на съемной квартире. Сам Вадим говорит про это неохотно.

«Бывают такие случаи в этом мире. Все было в рамках закона, значит, законы нужно менять и регулировать, но, видимо, не до этого власть имущим», — сетует он.

«Пришли приставы, описали все вещи, опечатали квартиру. У нас сын видео из окна снял», — вспоминают Поповы.

В 2018 году пожарные записывали видеообращение для прямой линии с президентом Владимиром Путиным. Ролик отправили, но никакого ответа не получили.

Бывшая сотрудница центрального аппарата МЧС России Ирина Поникаровская говорит, что без жилья остаются пожарные по всей России: «Я знаю о таких случаях в Санкт-Петербурге, в Кемеровской области. Это связано с тем, что в 2013 году произошли изменения в законодательстве. Раньше пожарные уходили на пенсию и сразу получали единовременные социальные выплаты. Теперь тех, кто вышел на пенсию, выселяют на следующий день после окончания действия договора найма».

Надежды нет?

Юристы считают, что у пожарных практически нет шансов остаться в этих квартирах до получения ЕВС. Эта проблема требует решения на законодательном уровне, объяснил «Ридусу» адвокат, член Совета при председателе Совета Федерации РФ по взаимодействию с институтами гражданского общества Евгений Корчаго.

«К сожалению, это общероссийская проблема, и касается она не только пожарных, но и полицейских, врачей и других бюджетников. Дело в том, что с 2005 года вступил в силу новый Жилищный кодекс. Теперь сотрудники, которые обеспечивались служебным жильем на время службы, после выхода на пенсию подлежат выселению — если они не состояли на учете как нуждающиеся в улучшении жилищных условий. Это требует законодательного решения. Раньше служебное жилье можно было перевести в категорию жилья по социальному найму. Сейчас специализированный жилищный фонд, к которому относятся служебные квартиры, закреплен, и если сотрудникам выделяется жилье по договору соцнайма, то в другом месте», — высказался эксперт.

Юрист Александр Романов солидарен с коллегой — по его мнению, вышестоящие инстанции вряд ли отменят решение суда.

«Служебное жилье относится к специализированному жилищному фонду, и после того, как трудовые отношения прекращаются, ведомства могут просить освободить квартиру. Здесь нет ничего удивительного.

Как же быть? Нужно посмотреть, как вообще это жилье оказалось в специализированном жилищном фонде, если это квартира в обычном доме, а не на территории военной части. Если квартира когда-то находилась, к примеру, в фонде соцнайма, можно оспорить акт органов госвласти, которым она была переведена из одного фонда в другой.

Еще одна возможность — попытаться в суде доказать, что права пожарных были нарушены. Если у них нет другого жилья, им могли предоставить обычную квартиру по соцнайму, а предоставили служебную. Получается, из-за этого они не встали в очередь как нуждающиеся в жилье.

Подчеркиваю, пожарным лучше самим подать в суд. Нынешнее дело по иску МЧС, где они являются ответчиками, не вызывает вопросов. Прекратил службу в правоохранительных органах — освобождай квартиру. Вышестоящие инстанции его вряд ли отменят», — полагает он.